Парламентское сотрудничество – залог сближения с Европой

24 июня 2011 г.

В начале июня Председатель Законодательного Собрания Республики Карелия Александр Переплеснин и председатель Комитета по государственному устройству, вопросам местного самоуправления и национальной политики Николай Ершов приняли участие в международной программе «Парламентское сотрудничество на Севере Европы», мероприятия который проходят в Дании и Швеции.

 

В рамках программы руководитель Законодательного Собрания Карелии посетил Парламент Дании и встретился с вице-президентом Северного Совета г-жой Марион Педерсен. Состоялась также встреча с Секретариатом Северного Совета с повесткой дня «Сотрудничество с Российской Федерацией». А.Переплеснин и Н.Ершов побывали в Парламенте Швеции и где подробно ознакомились с его работой, а также рассказали о деятельности карельского парламента.

 

О впечатлениях от этой поездки и, главное, ее результатах мы попросили рассказать самих участников.

 

Александр Переплеснин:

«НАМ ЕСТЬ ЧЕМ УДИВИТЬ ЕВРОПУ»

 

– Александр Борисович, как вам показалось, где депутат парламента пользуется большим общественным весом и авторитетом – у нас или на Севере Европы?

 

– У них, конечно. Начать хотя бы с такого маленького, но красноречивого штриха: депутаты у них не имеют ни специальных депутатских удостоверений, ни даже депутатских значков. Почему? Потому что их все знают в лицо. Депутат – это серьезная политическая фигура, оказывающая очень большое влияние на все государственные дела.

 

В то же время сравнение Швеции и Дании с Россией и Карелией не вполне корректно, поскольку у нас совершенно разные принципы государственного устройства, разные политические модели. У них в полном объеме реализована политическая модель парламентской республики. И этим все сказано. Парламент – это действительно полновластный руководитель страны и государства. Парламент формирует Правительство. Назначает и снимает с должности министров. Парламент контролирует Правительство – и весьма жестко. Вырабатывает и определяет политику государства практически во всех сферах. Понятно, что и общественный статус депутата там весьма высок.

 

– Любой парламент – это, по определению, некая множественность взглядов, позиций, платформ. Дебаты, споры. Как все это удается совмещать с ролью высшей власти в стране?

 

– Это был для меня один из самых удивительных и показательных моментов. Вообще, парламенты Швеции и Дании очень похожи между собой. В каждом – по восемь фракций, представляющих основные политические партии. Все партии сильные и активные. Во фракциях – депутаты самого разного характера, темперамента. Но при этом они умеют очень быстро и эффективно договариваться между собой по всем основным вопросам государственной важности!

 

Я могу себе представить, что было бы у нас в Госдуме, если бы там была аналогичная партийная картина! Но в парламентах наших северных соседей руководят не партийно-аполитические установки, не идеологические догмы, не личные амбиции, а исключительно интересы людей, интересы страны. Возможно, это звучит несколько патетически, но это действительно так.

 

Я присутствовал в парламенте Дании на дебатах о каких-то нововведениях в системе образования страны. В зале были всего восемь депутатов – по одному от каждой парламентской партии. Люди очень профессиональные, хорошо подготовленные, прекрасно ориентирующиеся в обсуждаемом вопросе. Спокойно, строго по очереди, в рамках очень жесткого регламента они высказывали свои позиции, предлагали и обсуждали поправки, приходили к общим решениям. Никаких политических лозунгов! Никакого партийного самопиара!

 

Наверное, если бы кто-то из депутатов позволил себе политическую риторику или навязывание политической позиции какой-то одной партии – коллеги просто посмотрели бы на него, как на сумасшедшего. Политико-идеологические дебаты ведутся в другом месте. А в парламенте сидят профессионалы, которые занимаются законотворчеством, и ничем иным!

 

Это позволяет парламентам северных стран работать очень производительно и быстро принимать все важные для страны и народа решения.

 

– Что такие вот поездки, встречи с европейскими парламентариями могут дать Карелии в практическом плане? Чем они полезны?

 

– Вы знаете, конечно, прошло то время, когда к нам в страну, как в начала 90-х годов, приезжали в основном любители поучить нас жизни и демократии. Но все равно очень часто можно встретить со стороны европейцев такое как бы немножко снисходительное отношение к российскому парламентаризму. Мол, у них там – это подлинная демократия, а в России – это так себе. Вот в том, чтобы переломить это отношение, я и видел свою основную миссию.

 

И, мне кажется, в ходе наших встреч европейские коллеги сделали для себя немало открытий. В частности, они с большим вниманием восприняли информацию о действующей у нас в Законодательном Собрании процедуре и с некоторым удивлением отметили, что эта процедура не менее демократична, чем в Европе. Но больше всего их поразила наша информационная открытость. Вообще, северные европейцы считают, и во многом обоснованно, что их государственные институты – самые открытые для общества, прессы, граждан. Но когда мы показали им, например, что все заседания Законодательного Собрания Карелии транслируются «в живую» в интернете, что каждый желающий из любой точки мира может следить за дебатами в зале парламента, посмотреть видеозапись заседания – это вызвало у них огромный интерес! И, конечно, мне было приятно, что Законодательное Собрание Карелии очень выигрышно смотрится в этом отношении на фоне других регионов России и даже Европы.

 

Так или иначе, в ходе таких встреч мы даем нашим европейским коллегам, которые определяют политику своих стран, понять, что в Карелии живут и работают нормальные, спокойные, цивилизованные люди, действуют цивилизованные институты власти, что с нами можно и нужно вести дела. А ведь экономика часто идет за политикой. Никто не хочет вести серьезные дела с какими-то отсталыми партнерами. И в ходе таких встреч мы ломаем немало стереотипов, которые бытуют в Европе.

 

В частности, я думаю, что это будет очень полезно для преодоления многих сомнений, которые распространены в европейских сообществах в отношении ввода безвизового режима между Евросоюзом и Россией. Мы наглядно продемонстрировали северным парламентариям, что мы ничуть не хуже той же, к примеру, Венгрии, которая недавно была принята в Шенгенское соглашение.

 

– Александр Борисович, а реально ли, по-вашему, что что-то похожее на парламентскую республику появится и в России?

 

– Они шли к этой модели более двух веков, развивали и улучшали ее, добивались ее эффективности. В России, как вы знаете, в настоящее время реализуется принципиально иная политическая модель, и, наверное, пока система вертикально организованной государственной власти для нас более эффективна и безопасна. Единство страны, ее управляемость – это для России очень актуально.

 

В то же время подвижки в эту сторону постоянно идут, пусть это и не всегда заметно. Вот на питерском экономическом форуме президент Медведев вновь высказался о необходимости децентрализации власти. Мы видим, что в некоторых сферах централизация управления становится обузой, мешает делу. Ну вот, например, вопросы организации охоты и рыбалки в Карелии – причем тут федеральный центр? В Карелии – одни условия, в Сибири – другие, на Дальнем Востоке – третьи. У субъектов федерации должны быть и полномочия, чтобы самостоятельно регулировать такие вопросы. Я считаю, что регионы к этому уже готовы. Сужу хотя бы по работе в Парламентской ассоциации Северо-Запада. В законодательных органах регионов работают толковые, опытные, мудрые люди. В регионах головы – как минимум не хуже, чем в Москве. И с учетом этого будет потихоньку меняться, развиваться и политическая система.

 

Николай Ершов:

«МЫ ДОЛЖНЫ СТРЕМИТЬСЯ К ВЕРОПЙСКОМУ СТИЛЮ РАБОТЫ»

 

Парламентаризм родины Гамлета

 

Дания стала первым пунктом рабочей поездки карельских парламентариев. Сегодня в датском парламенте 179 депутатов, представляющих восемь партий. Для того чтобы принять участие в парламентских выборах, партия должна собрать не менее 25 тысяч подписей граждан страны, а при голосовании – не менее 2 процентов общего числа избирателей. В парламенте работают 25 постоянных комитетов, и каждый депутат имеет право входить сразу в несколько комитетов. Кстати, такое право в ближайшее время появится и у карельских парламентариев.
 

– Практически все датские министры, кроме двух человек, одновременно являются и депутатами парламента. Вместо положений о министерствах, в стране действует закон об ответственности министров, – рассказывает Николай Ершов. – Хотя датские депутаты формально наделены правом законодательной инициативы, чаще всего в королевстве работает такая схема законотворчества: возникла проблема или вопрос, который необходимо решить с помощью нового закона – парламент проводит обсуждение с участием министерств и принимает решение (аналог нашего постановления) с предложением к правительству о подготовке соответствующего проекта закона. Это решение обязательно для исполнения. Результат – более качественная подготовительная работа для скорейшего принятия закона и отсутствие необходимости в процедуре его согласования.

 

Выше заработок – выше налог

 

Во время рассмотрения и принятия бюджета, датским парламентом принимаются «расходные обязательства» на 3–4 года, включающие траты на системы образования и здравоохранения, безопасность страны (вооруженные силы и полицию). Жители Дании – одни из самых высокооплачиваемых работников в Евросоюзе, но и налоги они платят большие.

 

– В Дании – прогрессивная шкала налогообложения, – говорит депутат. – При доходах  до 500000 крон в год налог составляет 45–50 процентов, свыше 500000 крон в год к этой сумме прибавляются еще 20 процентов. Более половины от доходов богатых граждан идет в бюджет государства. Высок налог на продажу машин – 180 процентов стоимости автомобиля. Этот налог платит покупатель, и неважно – где он купил машину: в Дании, или за ее пределами. Так что автотранспорт там дорогой. Половина стоимости горюче-смазочных материалов (при средней цене 1,6 евро за литр) также поступает в госбюджет в виде акциза на продажу.

 

Начиная с этого года в течение трех лет, совместно с Польшей и Кипром Дания председательствует в Евросоюзе, и парламент страны принимает активное участие в работе этой организации.

 

– Например, если какой-то датский министр едет решать вопрос Евросоюза, он обязательно должен согласовать свое решение в парламенте своей страны. А парламентский комитет по внешней политике, совместно с коллегами из Кипра и Польши обсуждают вопросы Евросоюза и вырабатывают по ним единые рекомендации, – рассказывает Николай Ершов.

 

Риксдаг слушает ландстинги

 

Парламент Швеции (Риксдаг) состоит из 349 депутатов и, так же как в Дании, восьми партий. Местные законодательные органы называются ландстинги. В Швеции есть и их совместный совещательный орган – Ассоциация ландстингов, в составе которой депутаты от 8 основных и еще 140 различных маленьких  партий. В Ассоциацию входят 20 губерний и 290 коммун (муниципальных образований) Швеции. Решения, вырабатываемые Советом линдстингов, являются законодательной инициативой для депутатов Риксдага, рассказывает Н. Ершов.

Как отметил карельский депутат, шведские коммуны сами принимают решение о ставках налогов на своих территориях в рамках от 30 до 34 процентов и сами собирают эти налоги. Налоги распределяются между губерниями и коммунами. Губернии отвечают за организацию медицинского обслуживания, коммуны – за решение социальных вопросов, образование, экологию и охрану окружающей среды, организацию и работу спасательных служб.

Швеция входит в состав Совет стран арктического региона (некий аналог Парламентской Ассоциации Северо-Запада России). С мая 2011 в этом Совете председательствует Швеция. А вообще Арктический Совет решает глобальные вопросы, связанные с мероприятиями по снижению уровня глобального потепления, адаптация населения стран – членов Совета к жизни в меняющихся условиях, развитием устойчивого судоходства по арктическим морям.

Вместе с Данией, Норвегией и Финляндией Швеция входит в Совет северных стран. В Совете 87 человек: по 20 из парламентов четырех стран, и 7 – от других заинтересованных в работе Совета стран. Параллельно работает Северный совет министров, сотрудничающий с Советом северных стран.
 
– Мы должны стремиться к тому стилю парламентской работы, какой существует в Дании и Швеции, – констатирует Николай Ершов. – Опыт получен за более чем столетнюю историю парламентаризма в этих странах и нам следует учесть его, как в масштабах всей страны, так и на уровне региональных парламентов.