Закон должен быть не только строг, но и справедлив

24 октября 2012 г.

Член Совета Федерации Федерального Собрания РФ от Законодательного Собрания Республики Карелия Владимир Федоров активно выступил против сохранения в законодательстве «нулевого» показателя содержания алкоголя в крови водителей. Мы встретились с сенатором, чтобы поговорить с ним об этой позиции.

 

– Владимир Александрович, к теме пьянства за рулем сейчас привлечено огромное общественное внимание. С одной стороны, все здравомыслящие люди понимают, что с этим надо что-то делать. С другой стороны, обсуждаются какие-то пугающие предложения, типа «вплоть до расстрела». Что вы об этом думаете?
 
– Вы сами все видите. Чуть ли не каждый день в СМИ появляются сообщения все о новых «пьяных» авариях, гибнут люди. Спасибо журналистам, что уделяют этой теме такое внимание, не упускают ничего из виду. С другой стороны, эта информационная волна эмоционально «перегревает» общество – оттого и высказываются такие вот радикальные предложения об ужесточении ответственности.
 
Эмоции – не самый лучший советчик в любом деле. Понятно, что у всех нас вызывает негодование пьяный дурак, который сел за руль и убил детей на остановке. Понятно, что возмущают другие подобные случаи. Но из чувства «мести» этим преступникам идти на необдуманные жесткие законодательные меры – это тоже неправильно. Хотя бы уже потому, что им-то мы этим не «отомстим». Ведь закон не имеет обратной силы, и даже если эти люди получат наказание, то по прежним нормам закона. А вот ни в чем не виноватые граждане могут попасть в суровые жернова закона.
 
Поэтому моя позиция проста: ответственность ужесточать надо. Но нельзя принимать такие важные государственные решения в состоянии истерики. К этому нужно подходить очень вдумчиво, взвешенно, с максимально холодной головой, отбросив эмоции.
 
– Специально созданная рабочая группа готовит к внесению на рассмотрение Госдумы пакет предложений по изменению законодательства в этой сфере. Вы знакомы с этими предложениями?
 
– Более того, я являюсь членом этой рабочей группы и принимаю самое живое участие в обсуждении предложений. Кстати сказать, рабочая группа занимается не только вопросами пьянства за рулем. Идет очень большая работа по изменению 12-й статьи Кодекса административных правонарушений. Об этой работе почти никто не пишет, но она очень важна. В последние годы в эту статью КОАП вносились множественные хаотичные, бессистемные изменения. Нужно навести в ней порядок.
 
– Владимир Александрович, вы активно выступили за возвращение допустимой нормы содержания алкоголя в крови водителей. Между тем, эта ваша позиция, видимо, непопулярна. Сообщалось, что премьер-министр Дмитрий Медведев по-прежнему выступает на «абсолютный ноль». Его поддерживает думская фракция «Единой России». Создается впечатление, что альтернативные позиции уже даже не рассматриваются. Водители России уже приготовились к тому, что их по-прежнему будут считать пьяными при любом показателе, отличном от нуля. Все-таки есть ли другие мнения в рабочей группе?
 
– Почему премьер Медведев выступает на «ноль», понятно. Это была его инициатива, и ему не хочется от нее отступать. Когда эта норма была введена, я обращался к нему как к Президенту России с обоснованием ее абсурдности. И не я один.
 
Сегодня о необходимости возвращения допустимой нормы содержания алкоголя в крови водителя 0,2-0,3 промилле говорят авторитетные специалисты, медики, политики, журналисты, представители общественности. Поверьте, есть достаточно большое количество людей, которые настроены на реальную борьбу с пьянством за рулем, но не хотят бороться с ветряными мельницами.
 
Ну не бывает абсолютной, нулевой трезвости! Хотя бы потому, что в человеческом организме всегда есть некий естественный фон содержания алкоголя. Есть ряд заболеваний, при которых этот фон может быть повышен. Человек может принимать медицинские препараты, содержащие в малых дозах алкоголь. Наконец, выпить фруктовый сок или просто поесть сладких фруктов – и в процессе метаболизма организм будет вырабатывать изопропиловый спирт, который может быть выявлен при анализе крови. К тому же любые измерения, любые приборы имеют свою погрешность, которая порой составляет 0,05 и более промилле.
 

У меня один раз был случай. Приехал на дачу сын на своей машине. Я чувствую: от него запах, и сильный! Пил, говорю? Он даже обиделся: «Папа, ты что?!» Я полез в его машину – а в ней стоит запах жидкости стеклоомывателя. Дорога грязная, все время поливал стекло – вот и надышался. Наверное, если бы попал на проверку ГИБДД – в выдохе нашли бы пары алкоголя. Лишился бы прав. А за что?

Если уж предлагаются столь жесткие санкции к нетрезвым водителям, как длительные сроки лишения свободы, пожизненное лишение прав, конфискация автомобилей и так далее, то мы хотя бы должны вывести из-под этих санкций людей, которые не употребляли алкогольные напитки и по всем медицинским нормам являются трезвыми.
 
Научно доказано и многократно подтверждено, что содержание алкоголя в крови до 0,5 промилле никак не влияет на психомоторные функции человека. Эта норма отражена в законодательствах большинства стран. В Европе и США пилотов гражданской авиации допускают за штурвал при содержании алкоголя в крови до 0,4 промилле. Да и у нас в разных случаях по-разному подходят к определению нетрезвого состояния человека.
 
Вот представьте ситуацию. Водитель совершил ДТП. Если он сам в этом ДТП погиб, то судмедэкспертиза, обнаружив в его крови 0,2 промилле алкоголя, выдаст заключение: был трезв. А если он выживет, то с теми же 0,2 промилле будет признан пьяным и может сесть в тюрьму на 20 лет! Ну не глупость ли это? Такие противоречия в законодательстве надо устранять!
 
– Противники возвращения нормы, в общем-то, соглашаются, что в других странах подобные нормы успешно применяются. Однако упирают на то, что у нас в России «народ не тот». Почему-то считается, что россияне воспримут возвращение нормы как «приглашение» выпить за рулем.
 
– Отчасти, наверное, в этом виноваты и журналисты. Вы помните, как во многих СМИ публиковались «расчеты»: сколько можно выпить, чтобы не превысить 0,3 промилле? Так вот, это не «приглашение» выпить и не «разрешение» на пьяную езду. Выпить за рулем нельзя. Нисколько! И все гражданское общество должно занять в этом отношении непримиримую позицию. Но ведь и невиновные страдать не должны – вот о чем речь.
 
Возвращение нормы позволит сделать еще одну очень важную вещь: дифференцировать ответственность, не стричь всех под одну гребенку. Как это сделано, например, в Германии: до 1,5 промилле в крови у водителя наказываются штрафами, а свыше – тюрьма. В Литве действуют шесть степеней ответственности водителя, в зависимости от количества выпитого.
 
Да что далеко ходить за примерами: в СССР официально различались четыре степени опьянения. При наличии признаков предшествовавшего опьянения инспектор ГАИ мог просто временно отстранить водителя от управления – без дальнейшего наказания. А сами степени опьянения – легкая, средняя и тяжелая – наказывались по-разному.
 
Наверное, в этом тоже есть рациональное зерно. Ведь закон должен быть не только строг, но и справедлив. А наказание должно соответствовать тяжести правонарушения. Наверное, справедливость закона должна выражаться еще и в том, что его действие должно распространяться на всех, независимо от чинов и званий. Сегодня, увы, нередки случаи, когда разные высокопоставленные лица, пойманные пьяными за рулем, уходят от ответственности – и это обсуждается в обществе: «Им можно, а нам нельзя?..» Все мы равны перед дорогой и ее правилами.
 
– Владимир Александрович, вы – генерал-лейтенант милиции, заслуженный сотрудник органов внутренних дел, в прошлом  начальник ГАИ всей страны. Положа руку на сердце: бывает ли, что сами садитесь за руль «под этим делом»?
 
– Врать не стану. Был в жизни такой случай. В молодости, на целине, где я работал в автоколонне. Там, на целине, вообще, сухой закон был. Но один раз по случаю окончания работы автоколонны и отъезда мы себе позволили. Посидели, легли спать. А в три часа ночи меня будят сообщением, что один наш водитель застрял где-то в дороге. Надо ехать выручать! Все машины в гараже, один мой «Газик» у общежития стоит. Ну сел, поехал. К счастью, проехал всего метров двести – увяз в первой же луже. Дороги там были страшные.
 
С тех пор зарок дал. Никогда и ничего! Это все мои друзья и знакомые знают. Если принял – ни сегодня, ни завтра за руль не сяду. Если за рулем – лучше ко мне со спиртным не подходить. Дорога не прощает, я это знаю.